Как политики используют страх

Как политики используют страх

Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Кажется, вы привели все мыслимые разумные доводы, но спорщик продолжает настаивать на своем. Вы, например, говорите ему про справедливый суд, честные выборы и свободу СМИ, а он вам — про иммигрантов, американскую угрозу или русский бунт. С его точки зрения, конечно же, вы ведете себя столь же упрямо. Почему, разговаривая о политике, люди так часто не слышат друг друга? Фундаментальная причина расхождений в политических взглядах лежит в области психологии, в первую очередь в склонности человека испытывать страх и его готовности рисковать. Представим себе, что вы участвуете в рискованном проекте. Математически это лотерея с нулевым выигрышем.

Политика страха

В своей книге"Искусство страха" историк Патрик Бушрон и политолог Кори Робен рассматривают применение страха в политике. События, которые потрясли Францию и Европу в последнем квартале прошлого года, самым что ни на есть наглядным образом показали, что страх — в высшей степени политическое чувство: Книга"Искусство страха" позволяет более рациональным образом проанализировать разгул эмоций и страстей, который нам довелось наблюдать. Это при том, что беседа французского историка Патрика Бушрона с американским политологом Кори Робином прошла намного раньше, пусть ее и дополнили постскриптумом, посвященным терактам января года.

Разговор состоялся в ноябре года в Лионе в рамках фестиваля" Инструкция". Год спустя ее посыл лишь подкрепляется произошедшими вокруг нас событиями.

Против политики страха - Политика - Михаил Гефтер.

Жижек Славой Политика страха Преобладающей сегодня формой политики является постполитическая биополитика — впечатляющий пример теоретического жаргона, расшифровать который, однако, не составляет большого труда: Ясно, как эти два измерения пересекаются: То есть при деполитизированном, социально объективном, экспертном управлении и координации интересов, выступающем в качестве нулевого уровня политики, единственным средством внесения страсти в эту область, дабы активно мобилизовать людей, служит страх, основной элемент сегодняшней субъективности.

Поэтому биополитика — это, в конечном счете, политика страха; она сосредоточена на защите от потенциального превращения в жертву или домогательства. Это и отличает радикальную освободительную политику от нашего политического . Речь здесь идет не о различии между двумя видениями или наборами аксиом, а скорее о различии между политикой, основанной на ряде универсальных аксиом, и политикой, которая отказывается от самого конститутивного измерения политического, обращаясь к страху как к своему основному мобилизующему принципу: Политкорректность — это образцовая либеральная форма политики страха.

Страх. История политической идеи

Эстетика Страх Мы все чего-то боимся. Какие-то страхи змей или ядовитых пауков не особо сильно влияют на нашу жизнь — можно прожить всю жизнь в северной стране и никогда вживую не увидеть таких экзотичных животных. Кстати, в данном случае страх абсолютно естественен, ведь и змеи и ядовитые пауки представляют человеку опасность, и такая реакция организма на потенциальный вред телу абсолютно нормальна.

Страх Порошенко диктует украинский политический курс. Колонка Евгения Беня Президента України.

Его убийство произошло за два дня до запланированных оппозицией шествия и митинга, направленных против политики российских властей. По замыслу организаторов, эти акции должны были дать толчок новой мобилизации массовых протестов — подобных тем, что прокатились по России после думских выборов года. Убийство Немцова, однако, поменяло повестку дня оппозиции: Таким образом, объективно это преступление оказалось на руку российским властям. Убийство Немцова, вне зависимости от того, каковы были его мотивы и заказчики, стало логическим продолжением того поворота к репрессивной политике, которую российские власти проводили по отношению к своим публичным оппонентам после возвращения Владимира Путина на пост главы государства в году.

Репрессивный поворот имел целью пресечь распространение протестной активности, столь заметно и неожиданно проявившейся в стране зимой — годов. Прежде всего, изменились те механизмы, с помощью которых Кремль боролся со своими противниками. В е годы власти прибегали к кооптации и изоляции политических и общественных акторов, несогласных с политикой государства. Однако репрессивный поворот лишь отчасти был реакцией на всплеск протестной активности: Логика, которой руководствовались российские власти в е годы, в известной мере ориентировалась на воспроизводство механизмов политического контроля в позднем СССР, но вместе с тем вписывалась в общие тенденции репрессивной политики в современных авторитарных режимах.

Задача этой статьи в ином: Некоторые выводы представлены в заключительной части работы. Авторитаризм и стратегии репрессивной политики Хотя политическая история человечества по большей части была историей диктатур, в том числе и прибегавших к жестоким репрессиям в отношении собственных сограждан, современные автократы не обязательно опираются на массовые репрессии как средство поддержания своего господства.

Социальные страхи населения сквозь призму медиа

Индивидуальный и семейный опыт, идущий из прошлого и включающий настоящее, — мощный фактор, влияющий на уровень катастрофизма в человеческом мышлении. Люди обычно судят о возможных опасностях, исходя из своего прошлого опыта. Средства информации и доминирующие идеологии наиболее ответственны за распространение различных страхов. Советская идеология во времена Сталина, подкрепленная, конечно, страхом перед политической полицией, была весьма успешной, внушая населению страх перед классовыми врагами и капиталистическим окружением.

Одновременно, советская идеология, с ее оптимистическим видением будущего, была способна поддерживать оптимизм среди значительной части населения, особенно среди молодежи, даже в самые темные времена советской истории страхи как оружие большой политики Подобно идеологам действуют и политики, которые распространяют легитимные и нелегитимные страхи для достижения своих собственных целей

Массовые страхи - причина социальной неустойчивости, дезорганизации и ситуаций и катастроф, экономические и политические катаклизмы.

Общее спонсирование по завершению этой работы обеспечивалось Международным центром повышения квалификации в Нью-Йоркском университете; Институтом гуманитарных наук Вульфи в Бруклин-колледже; Конгрессом профессиональных кадров университета города Нью-Йорка; Центром места, культуры и политики в центре исследований университета города Нью-Йорка. Части этой книги появлялись и в других изданиях. Огромная благодарность компетентному издателю, позволившему мне использовать следующий материал: : , , .

21 , . 29, , . 67 , , . 94 , , . , . , : , Введение Редко замечают, что страх — первая эмоция, которую испытывает человек в Библии. Не желание, не стыд, но страх.

Современные подходы к изучению политических эмоций

Территория будущего, Прогресс-Традиция Год издания: Это книга о страхе, в особенности в его отношении к современной политике. Под политическим страхом автор подразумевает переживание людьми возможности определенного ущерба их коллективному благополучию — боязнь терроризма, панику в результате роста преступности, тревогу из-за упадка нравственности — или же запугивание людей властями либо отдельными группами.

«Гибридные» страхи Молдавии: русофобский спектакль для США. зона безопасности на Днестре, а также политическая сфера.

Авторитарные режимы нового типа опираются на электоральные технологии, когда конкурентные выборы проводятся, но массово фальсифицируются. Жертвами политических репрессий становятся не граждане в целом или отдельные социальные группы, а лишь некоторые люди и организации, выступающие или способные выступить против режима. Главная цель здесь в том, чтобы не дать враждебной активности распространиться за пределы очень небольшого круга непосредственных противников.

Именно так в ые годы вела себя российская власть. Экономика росла, доходы граждан — тоже, их лояльность оставалась на высоком уровне. Политические протесты были редкими и немногочисленными. Соответственно, преследования касались только активных возмутителей спокойствия, а оппозиционных представителей истеблишмента, как правило, просто дискредитировали и лишали информационного пространства. Знаковыми стали события 6 мая на Болотной площади, когда власти по образцу, отработанному ранее в Белоруссии, спровоцировали столкновения демонстрантов с полицией.

Новым свидетельством репрессивного поворота объективно стало и убийство Бориса Немцова, вне зависимости от того, кто был заказчиком и исполнителем преступления. В полной версии статьи читайте: Его убийство произошло за два дня до запланированных оппозицией шествия и митинга, направленных против политики российских властей. По замыслу организаторов, эти акции должны были дать толчок новой мобилизации массовых протестов — подобных тем, что прокатились по России после думских выборов года.

Убийство Немцова, однако, поменяло повестку дня оппозиции:

Политические страхи на грани фола

Социальные страхи населения сквозь призму медиа , На эту особенность человеческой психики направлены тревожные телесюжеты, газетные заголовки и баннеры интернет и телепространства. Аварии, стихийные бедствия, катастрофы, теракты, убийства, политические и гражданские конфликты и другие чрезвычайные события всегда были приоритетными новостями в журналистике.

Политические зомби вышли на берлинскую сцену в спектакле «Страх». В скандальной постановке театра «Шаубюне» режиссер Фальк.

Канишка Джаясурия 11 сентября, безопасность и новая постлиберальная политика страха - политолог, специалист по демократизации в странах Восточной Азии, ведущий научный сотрудник Центра азиатских исследований Австралия. . , Печатается с разрешения автора, составителей и издательства. Необходимо признать, что значение событий 11 сентября года - в том, что они обостряют тенденции, и ранее проступавшие в политических структурах и практиках демократий.

В этой статье я хочу показать, что мотив безопасности и связанная с ним антиполитическая рациональность, подпирающие возникающие транснациональный и внутриполитический порядок, предшествовали нападению на ВТЦ. Безопасность и страх стали доминирующими тональностями политики либеральных демократий. Поэтому одна из целей данного эссе - систематически показать, каковы наиболее значимые последствия драматических событий 11 сентября и продолжающихся до сих пор сотрясений для природы мирового управления и для институтов либеральной демократии.

Очевидно, что события 11 сентября и их последствия продолжают воздействовать на нас, лишая нас дистанции, необходимой для полного учета воздействий террористических атак. Тем не менее возможно различить контуры пробоины в облике политической жизни в ряде продвинутых либеральных демократий. Короче говоря, она обострила процесс деполитизации, ставший одним из главных следствий глобализации.

Алексей Захаров: Политические страхи неизлечимы

Год спустя ее посыл лишь подкрепляется произошедшими вокруг нас событиями. Отправной постулат предельно прост: Оба участника ведут рассуждение вокруг трех основных тем: Кори Робин анализирует формирование американской антитеррористической политики после терактов 11 сентября. Когда власти говорят нам:

На улицах Мюнхена в воскресенье, 22 июля, массово протестовали против" политики страха" и популизма, прежде всего в политике в.

История политической идеи" Под политическим страхом К. Робин подразумевает переживание людьми возможности определенного ущерба их коллективному благополучию - боязнь терроризма, паника в результате роста преступности, тревога из-за упадка нравственности - или же запугивание людей властями либо определенными группами. Что же превращает оба типа страха скорее в политический, чем в индивидуальный страх?

То, что они зарождаются в обществе либо несут общественные последствия. Такие индивидуальные страхи, как, например, страх полетов или боязнь пауков - артефакты нашей собственной психологии и нашего опыта, имеющие слабое воздействие на других. Политический страх, напротив, возникает из конфликтов внутри и между обществами. Политический страх также способен иметь далеко идущие последствия.

Он может диктовать общественную политику, приводить новые группы к власти и не пускать другие, создавать и отменять законы.

СТРАХ И НЕНАВИСТЬ. Почему Украина изгоняет Саакашвили?


Comments are closed.

Жизнь вне страха не просто возможна, а полностью достижима! Узнай как полностью избавиться от страха, нажми тут!